• номер раз

  • номер раз



  • На сайте "Псков коммунальный" пишут...

    Часть I: "Престижный центр" Пскова (оригинал - здесь)
    Октябрьский проспект, сталинский дом, советский уклад. Какая здесь может быть управляющая организация (далее – контора)? Вопрос риторический. Только хорошая. Хуже того, нормальная. Такая, которая работает плохо, с точки зрения результата, старательно, если наблюдать процесс, и хорошо, на взгляд сверху, из муниципального кабинета.

    Что здесь очевидно?

    С одной стороны, контора явно квази-коммерческая, то есть экс-муниципальная, то есть классический случай муниципальной коммерции, когда целью деятельности конторы, ее главным финансовым результатом, является не прибыль, а затраты. И пусть их называет воровством тот, кто сам без греха. А таких в настоящую контору никогда не возьмут.
     
    Итак, конторка старается, и не первый год. В прошлом году подхожу к парадной – идет операция «крыша». Внизу корпулентная дама ограждает жильцов от падающих льдин. Вдруг она спрашивает меня как старого знакомого: «Вы не позовете бомжа?» Я, понятно, отвечаю: «???» — «Ну, бомжа! Ну, вашего! Да из подвала же! Вышто!» Оказалось, единственный дворник в нашем дворе жил в нашем же подвале (удобно!). Позже я пару раз видел тощего нищего, шатавшегося на одном месте в обнимку с ломом, не в силах сдвинуться и боясь упасть. Думаю, весили они с ломом одинаково, оба возникали из коммунальных испарений и оба в них же исчезали бесследно и безрезультатно.

    А как пахнут санитарные техники нашей конторы! Вы не спутаете этот аромат ни с чем и не сразу от него отделаетесь. Эти славные парни бесплатны, вежливы, поддаты и малограмотны. Ждать их надо по полдня, воспринимать иронически, провожать – сотней или хотя бы полтинником сочувствия.

    Контора обслуживает не столько дома, сколько территорию нескольких кварталов, где эти дома расположены, причем делает это примерно так же, как кобель: деловито и поверхностно, скорее помечая, нежели воздействуя.
    Что же очевидного с другой стороны?

    Центр. Все описанное происходит в центральной части города, расположенного в географическом центре Восточной Европы. Центр – это престиж, престиж – это деньги, деньги – это центр. И вдруг – микрорайон №6 – confusion, как говорят в России!
    О чем бы я ни писал – я пишу об общественном договоре. Здесь он гласит: будущее нашего города прекрасно, и когда-нибудь микрорайон-номер-шесть исчезнет и на его месте расцветет восхитительный центр города, поэтому настоящее нас пока не интересует.

    Часть II: Коммунальный тупик (оригинал - здесь)
    ЖКХ – старая отрасль. Она устарела морально, со всеми ее технологиями, представлениями о труде и ответственности, со всеми ее атрибутами, какие ни назови. Она устарела, потому что практически сразу в коммунальное хозяйство пришли швондеры и шарики, отрасль сразу стала отбирать худших – и никогда не имела ни подвигов, ни хотя бы известных событий, этапов развития. Серая, бездарная биография никчемных людей устаревает мгновенно. ЖКХ устарело.

    Так, совершенно устарела технология централизованного теплоснабжения. Она обречена на огромные теплопотери, стоимость содержания и ремонта. Она обрекает каждый город содержать по одному лишнему, но крупному муниципальному предприятию со скверным, запредельно низким качеством управления, присущим всему муниципальному хозяйству. Словом, эта технология ведет в тупик.

    Туда же ведет централизованное управление сантехниками, плотниками, дворниками. Оно делает эти должности настолько опасными для здоровья, что попросту уничтожает печень.

    Централизация коммунальных платежей – самая любопытная из этих технологий. Здесь расчет суммы платежа и его перечисление объединены в одну услугу. Для ее оказания придуманы расчетные или расчетно-кассовые (где как) центры: они аккумулируют суммы, измеряемые в млн. руб., и… лишь бы сохранить хоть какие-то отличия от банка, чтобы не наказали. Но муниципальную коммерцию, в том числе и такую, как правило, не наказывают. Внутренние органы переваривают более легкую пищу.

    Отсталая отрасль чудовищно влияет на среду.

    Здесь вспоминаются рассуждения одного моего последователя о солидарности. Видите ли, солидарность бывает, грубо говоря, двух видов: когда мы как одинаковые объединяемся в толпу, солидарность между нами возникает механическая. Мы можем либо насмерть закидать шапками, либо вяло и без толку вышвыривать небольшие кучки шапок, смотря как нас мотивируют. Когда же мы объединяем свои отличия, свои уникальные качества, то возникает органическая солидарность: тут мы уже можем выдать такое, чего не способен произвести ни один из нас порознь.

    Механическая солидарность порождает не только толпу или, скажем, цех ремесленников. Она объединяет бедных клерков в большие офисы и целые администрации. Администрации преображают бумагу.

    Органическая солидарность куда более эффективна, она объединяет людей с разными способностями и статусами, например, в бюрократию как таковую. Бюрократия же преображает целую эпоху и определяет само предназначение бумаги.
    Зная все это про ЖКХ и про солидарность, мы можем вернуться в наш микрорайон-номер-шесть. Но прежде прервемся ненадолго.

    Часть III: О пассивности населения (оригинал - здесь)
    Очевидно, здесь речь пойдет о пассивности населения. Самый популярный и фундаментальный упрек муниципалов в адрес «населения» — в пассивности. Я же берусь доказать, что это на 100% блеф – как и весь муниципальный менеджмент, к сожалению.

    Считается, что население должно создавать ТСЖ, по образцу жилищных кооперативов поздне-советских лет. Причем этим должны заниматься все, кто живет в так называемых муниципальных домах, прежде приватизировав свою квартиру.

    Разберемся. В советской стране жилье давали в порядке очереди, давал неизвестно кто от имени «государства», то есть неизвестно чего. Словом, история мутная и гнилая – но большинство альтернатив не имело, так как денег на «кооператив» заработать не могло. Потом на месте старого СССР возникло некое новое государство – и выясняется, что оно хочет с граждан налоги за все те квартиры, которые как-то наклепали и раздали в советские годы. Для этого граждане должны сами «приватизировать», а кто упрямится – хрен когда что продаст, обменяет или унаследует.

    И тут уже прозвучало «активнее, граждане, участвуем в кампании, приватизируем квартиры, дачи». А надо сказать, что авторитет у того места, из которого все это звучало, был нулевым. На то есть свои причины, сейчас не об этом.

    Кто приватизировал – стал платить налоги. Копеечные, но морока. Появился рынок жилья – не «обменов» советский поры, а недвижимости! – и часть собственников с успехом провернула свои первые сделки. Впрочем, многие остались обманутыми, так что риски были велики. Никакого «государства» здесь не было и близко, оно только брало налоги.

    Затем федералы зашевелились насчет реформы ЖКХ. В Жилищном кодексе появилась логика – как мягче назвать? – многоукладная, или даже лучше сказать «каждому свое»: (1) село свободно, у вас денег нет, поэтому и ЖКХ нет, так что вам «непосредственное управление» — и скажите спасибо; (2) городскому бедному большинству спальных районов типовой застройки – коммерческую «ограниченную ответственность» бывших жилконтор; (3) тем, кто побогаче, то есть вменяем и платежеспособен – ТСЖ, живите, как хотите, раз вы все равно не будете жить «как все». Итак, большинство осталось с нормативами пролетарской грязи и правом жаловаться тому, кто плохо работает.

    Тут второй раз, настойчивее, прозвучало «граждане, активнее участвуем в кампании, создаем ТСЖ». Из того же места прозвучало, что и раньше. Оттуда все звучит как-то провокационно, поэтому никто, по сложившейся инерции, доверия туда не чувствует.

    На реформу ЖКХ, с ее кодексом, тарифами и укладами, можно было бы привычно плюнуть – одно «но»: речь идет о возможности отгородиться от «государства», выгнать его хотя бы из дома и двора. Для этого требуется всего-то собрать соседей и создать юрлицо. Более того, можно получить часть денег на ремонт дома – правда, для этого уже потребуется общаться с муниципалами, так что это только на крайний случай.

    Заметим: есть две кардинально различных идеи, зачем нужны ТСЖ. Муниципальные деятели и все прочие, у кого в мозгу застыл советский исполком, едва ли не подсознательно выстраивают цепочку ТСЖ – управляющая компания – муниципальная администрация. ТСЖ здесь отводится роль коллективного заказчика: обладая статусом юрлица, товарищество в лице своего председателя имеет реальные возможности принимать работы управляющей компании, контролируя их качество и количество.

    Есть и другая логика. ТСЖ – автономная единица, самостоятельное сообщество. Многие наиболее важные вещи оно делает для себя само: нанимает дворников и хаус-мастера, заключает договор с бухгалтером и, разумеется, всеми поставщиками ресурсов. Иначе говоря, товарищество работает не как прокладка между жильцами и коммерсантами, аффилированными с городской властью. И это совершенно новое явление в истории страны: городской колхоз собственников, то есть капиталистов, без продразверстки и иных издевательств. И дом, и двор принадлежат тем, кто купил здесь квартиру (а не просто неким «жильцам»). Владея квартирой, вы автоматически становитесь совладельцем, то есть акционером коммунального хозяйства, которое обустраивает вам и таким же, как вы, парковочное место, крыльцо, колясочную и т.д. Здесь общественный договор уже перестает быть фикцией или отвлеченным образом – он реален, как дом, как двор, как рубль, потраченный на их содержание.

    В следующей части мы попробуем все эти три части соединить в одном месте – и так нафантазируем центр Пскова на месте нелепостей вроде микрорайона-номер-шесть.

  • номер раз

  • номер раз



  • Последние новости


    Скифская баня – Фригидарий

    Скифская (сарматская) баня. Один из наиболее древних видов бани у степных народов (около V в. до н. э.). Представляла собой шалаш, крытый шкурами, куда вносили раскаленные в костре камни и для образования пара поливали их водой с конопляным семенем. Суфа. В восточных банях – специальная большая мраморная скамья (часто в виде ...
    Читать далее »

    Банное приданое

    В хорошо «раскрученных» коммерческих банях и саунах, как правило, есть все необходимое – простыни, шапочки, мыло, полотенца, коврики, мочалки, веники, массажеры и др. Но всегда лучше иметь свое собственное банное «приданое»: тогда вам не придется переплачивать за дополнительные услуги, да и с точки зрения гигиены...
    Читать далее »

    Банные притирания

    Прогрев и усиление потоотделения при помощи различных притираний в сочетании с паровыми процедурами очень хороши как для улучшения общего самочувствия, так и для регулирования обмена веществ, в том числе похудения. Горчичные притирания способствуют резкому открытию пор, активизируют работу сосудов, усиливают кровообращение и возбуждают нервные ...
    Читать далее »

    Мыльный веничный массаж

    Ряд авторов (Бирюков и др.) рекомендуют производить веничный массаж не менее чем дважды: первый раз в описанном выше режиме, непосредственно в парной, а второй раз – в виде мыльного веничного массажа в мыльном отделении на специальной скамье. Следует заметить, что собственно мыльный массаж может производиться как руками, так и специальным...
    Читать далее »

    Баня и медицинская реабилитация

    Как известно, медицинская реабилитация ставит перед собой задачу добиться восстановления здоровья и работоспособности после различных заболеваний, в том числе хронических, а также в послеоперационных состояниях. При этом применяются физиотерапевтические, бальнеологические и собственно реабилитационные методы. Указанные методы должны взаимно доп...
    Читать далее »

    Репродуктивные функции, гинекология и акушерство

    Как мы уже рассказывали выше, в жизни многих народов баня играла особую роль. В том числе была местом, где люди появлялись на свет и умирали. В старину в России было принято рожать в бане не только у простолюдинов, но и в дворянских и даже царских семьях. Подобные обычаи были у майя и ряда других народов мира. В современную эпоху старинный обыч...
    Читать далее »

    Московские бани

    По утверждению известного русского журналиста XIX столетия Гиляровского: «Москва без бань – не Москва». Старейшие московские бани топились по черному из соображения экономии дров. Бани эти, как правило, располагались у реки, чтобы посетители могли, распарившись, кинуться в воду, а потом опять вернуться в парилку, для чего...
    Читать далее »